An official website of the United States Government Here's how you know

Official websites use .gov

A .gov website belongs to an official government organization in the United States.

Secure .gov websites use HTTPS

A lock ( ) or https:// means you’ve safely connected to the .gov website. Share sensitive information only on official, secure websites.

Государственный департамент США
Офис официального представителя
Выступление
23 сентября 2021 года

Гостиница Palace Hotel
Нью-Йорк (штат Нью-Йорк)

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Всем добрый вечер. Итак, у нас было, как можно без преувеличения сказать, несколько напряженных дней здесь, на сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

Более того, на этой неделе состоялась первая сессия ГА ООН с тех пор, как вступил в должность президент Байден, и я думаю, что она продемонстрировала подход, который Соединенные Штаты под его руководством применяют к взаимодействию с остальным миром.

Мы считаем, что работа приносит успех, когда Соединенные Штаты приходят в ООН, слушают, выступают в качестве лидера; это дает нам уникальную платформу для объединения других в решении великих задач нашего времени. Это позволяет нам укреплять правила и институты, которые на протяжении многих лет помогали защищать наши ценности и продвигать наши интересы. И всё это, в конечном счете, имеет решающее значение и сводится к попыткам принести пользу американскому народу, что является движущим принципом нашей внешней политики.

Особенно важно, чтобы мы проявляли активность, когда некоторые пытаются изменить правила и принципы, лежащие в основе Организации Объединенных Наций, которые обязались соблюдать все государства-члены, включая самые могущественные страны. Они согласились на это, исходя из общего признания, что это в конечном итоге послужит интересам не только человечества, но и их собственным, и это остается верным и сегодня.

Они также согласились с тем, что продвижение прав человека и достоинства является основой этой организации, – и что эти права являются универсальными, а не субъективными ценностями, которые варьируются от одного общества к другому. И они отвергли утверждение, которое мы иногда слышим сегодня, что то, как правительства обращаются с гражданами в пределах своих границ, является их личным делом.

Это не означает, что, когда мы участвуем в переговорах, мы всегда соглашаемся друг с другом, особенно на таком большом форуме, как Организация Объединенных Наций. Но мы участвуем в них, потому что признаем, что, как выразился президент Байден, в XXI веке существует фундаментальная истина, заключающаяся в том, что наш собственный успех связан с успехом других. Чтобы работать на благо нашего собственного народа – противостоять действительно глобальным вызовам нашего времени, – мы просто должны работать вместе с другими странами.

Именно поэтому вы можете видеть: Соединенные Штаты прилагают такие решительные усилия по возрождению альянсов и партнерств. Мы подтвердили нашу непоколебимую приверженность НАТО и, в частности, статье 5, а также защите наших союзников в Восточной Азии. Мы обновляем, расширяем, углубляем взаимодействие с Европейским союзом и поднимаем уровень партнерства в рамках Четырехстороннего диалога по безопасности (“четверки”). Мы возобновляем взаимодействие с региональными институтами – от Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и Африканского союза до Организации американских государств.

И, конечно же, мы активизируем наше взаимодействие здесь, в ООН. Мы вновь присоединились к Всемирной организации здравоохранения, Парижскому соглашению по климату, мы намерены стать членом в Совете по правам человека, мы возобновили сотрудничество с Фондом ООН в области народонаселения, с Основной группой ООН по ЛГБТИ.

Мы полны решимости находиться за столом переговоров, и мы за ним сидим.

И именно поэтому вы видели, как наша команда занималась на этой неделе тем, что президент Байден назвал “неустанной дипломатией”. Я думаю, что к концу сегодняшнего дня я встречусь с представителями более 60 стран, входящих в двусторонние, региональные или многосторонние группы, включая “Большую двадцатку” (G20), “пятерку” постоянных членов Совета Безопасности ООН (П5), АСЕАН, Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), центральноазиатскую “пятерку” (C5), а также с моими коллегами из Центральной Америки и Мексики.

И в ходе всех этих дипломатических встреч на этой неделе два вызова выделялись среди остальных.

Первый – это COVID-19.

На саммите, который президент провел вчера, он объявил о новых обязательствах Соединенных Штатов по ликвидации пандемии, включая дополнительную закупку полумиллиарда доз вакцины Pfizer. С учетом этого, количество безопасных и эффективных доз, которые пожертвуют США, превысит 1,1 миллиарда – и без каких-либо условий. Мы также нацелены на то, чтобы международное сообщество работало вместе над достижением трех критически важных целей.

Во-первых, мы должны вакцинировать еще миллиарды людей и сделать это как можно быстрее – полностью вакцинировать не менее 70 процентов населения в каждой стране, с любым уровнем дохода, к концу следующего, 2022 года.

Во-вторых, мы должны безотлагательно предпринять решительные шаги для спасения жизней – от расширения доступа к кислороду и терапевтическим средствам для лечения больных до устранения огромных пробелов в возможностях для тестирования.

И, в-третьих, мы должны обеспечить более эффективное восстановление, когда речь заходит о глобальной безопасности в области здравоохранения, – чтобы положить конец этой пандемии и обеспечить лучшие возможности для предотвращения, выявления и победы над следующей.

Таким образом, сигнал, который мы направляем, однозначен: недостаточно задекларировать, что мы будем работать лучше. Наше здоровье, наша экономика, наша безопасность требуют, чтобы мы выполнили наши обязательства и наметили путь к прекращению этой пандемии раз и навсегда.

И мы собираемся использовать любую возможность для продвижения этих усилий, включая предстоящую встречу “Большой двадцатки”, возлагая на себя и международное сообщество ответственность за выполнение этих обязательств, которые мы изложили на саммите. И чтобы помочь сохранить набранный темп, по поручению президента я проведу совещание министров иностранных дел по вопросам COVID-19 до конца года. Сам президент проведет встречу глав государств по вопросам борьбы с пандемией в начале следующего, 2022 года.

Вторая большая проблема – это климатический кризис. До 26-й сессии Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (КС-26) осталось всего несколько недель, и если мы хотим предотвратить катастрофические последствия и оставаться в пределах досягаемости важнейшей цели ограничения глобального потепления до 1,5 градуса Цельсия, каждая страна должна сесть за стол переговоров со своими самыми высокими амбициями. И нам еще многое предстоит сделать.

Сегодня утром у меня была возможность принять участие в заседании Совета Безопасности, посвященном климату и безопасности, в центре внимания которого находилось осознание глубокого воздействия этого кризиса на международный мир и безопасность. Что касается климата, как и в случае с пандемией, мы продолжаем лидировать силой нашего примера, о чем свидетельствует обещание президента Байдена на Генеральной Ассамблее работать с нашим Конгрессом над удвоением нашего государственного зарубежного финансирования в пользу стран, наиболее пострадавших от изменения климата, чтобы помочь им повысить устойчивость для адаптации, опираясь на показатели, которые он уже удвоил еще в апреле.

И все же, когда речь идет как о пандемии, так и о климате, международные ответные меры не столь активны, как это необходимо. И это то, что мы пытались подчеркнуть и продолжаем настойчиво подчеркивать здесь на этой неделе, а также то, на что мы будем обращать особое внимание в предстоящие дни и недели.

У некоторых может возникнуть соблазн обвинить в этом Организацию Объединенных Наций и другие многосторонние органы. Но, как однажды сказал Ричард Холбрук, обвинять ООН в мировых проблемах – все равно что обвинять дворец спорта “Мэдисон-скуэр-гарден” в плохой игре баскетбольной команды New York Knicks. Независимо от того, каких успехов международное сообщество добьется в противостоянии вызовам нашего времени – будь то COVID, будь то климат, будь то многие другие проблемы, которые мы обсуждали здесь на этой неделе, – в конечном счете все всегда сводится к тому, будут ли правительства, подобные нашему, проявлять инициативу и привлекать других к сотрудничеству с нами. Именно поэтому для Соединенных Штатов так важно принимать участие в переговорах, вести диалог и быть лидером. В течение недели у нас, конечно, была возможность обсудить многие другие критически важные вопросы – Ливию, Мьянму, ядерную программу Ирана, КНДР, Сирию, Эфиопию, региональную миграцию. Список можно продолжать.

Здесь стоит отметить, что Неделя высокого уровня ООН требует огромного объема работы от каждого подразделения Государственного департамента. Каждая встреча, каждое заявление, каждый брифинг требуют планирования, анализа, реализации, не говоря уже о тесной координации с другими ведомствами правительства США, участвующими в этих усилиях. И я должен сказать, завершая мое собственное участие в мероприятиях ГА ООН, что наша команда последовательно добивается успеха, и я благодарен ей за это. Поэтому я просто хочу сказать спасибо всем членам нашей команды за все, что они сделали, чтобы эта неделя была эффективной, и за их ежедневное служение нашим согражданам.

Прежде чем завершить, позвольте мне добавить несколько слов, в частности, об Афганистане.

Эта тема была в центре внимания дискуссий в Совете Безопасности вчера вечером с участием “Большой двадцатки”, а также в ходе ряда двусторонних и многосторонних встреч. На этих встречах мы подчеркивали, насколько важно, чтобы международное сообщество оставалось единым в своем подходе. Талибы продолжают добиваться легитимности, международной поддержки.

Наше послание международному сообществу состоит в том, что любая легитимность или поддержка, которая может быть оказана талибам, зависят от выполнения ими обязательств, которые они взяли на себя в ключевых областях, закрепленных в недавней резолюции Совета Безопасности ООН, а именно:

Разрешение иностранным гражданам и афганцам выезжать за пределы страны, если они того пожелают.

Предотвращение использования террористическими группировками Афганистана в качестве базы для внешних операций, угрожающих другим странам.

Уважение основных прав человека, особенно женщин, детей, представителей групп меньшинств, и воздержание от актов возмездия.

Обеспечение беспрепятственного гуманитарного доступа.

И формирование подлинно инклюзивного правительства, способного удовлетворять основные потребности и отражать чаяния афганского народа.

Это не является одолжением международному сообществу. Это основное требование для стабильного и безопасного Афганистана. И в то время как мы добиваемся от талибов выполнения этих обязательств, мы продолжаем работать с другими правительствами, финансовыми учреждениями, неправительственными организациями (НПО) над содействием потоку гуманитарной помощи афганцам, чьи жизни от этого зависят.

И поэтому, хотя Неделя высокого уровня, возможно, подходит к концу, неустанная дипломатия, о которой говорил президент, находясь здесь, в ООН, продолжается по всему миру. И так будет каждый день.

И еще один, последний момент: сегодня у меня была возможность встретиться со своим французским коллегой Жан-Ивом Ле Дрианом. И на этой неделе мы вместе участвовали в нескольких встречах – П5,”Большой двадцатки”, встрече по Ливии, которую он провел с немецкими и итальянскими коллегами. Наша сегодняшняя встреча последовала за вчерашним разговором между президентом Байденом и президентом Макроном, где они согласились с тем, что объявление от 15 сентября выиграло бы от открытых консультаций между союзниками, и они приняли решение о продолжении процесса углубленных консультаций. Мы понимаем, что это потребует времени и напряженной работы, и результаты будут продемонстрированы не только на словах, но и на деле. И я намерен тесно сотрудничать с Министром Ле Дрианом в этой важной работе.

От себя лично я бы просто добавил, что мы с ним давно дружим, и я его очень, очень уважаю.

На этом я с удовольствием выслушаю ваши вопросы.

Г-Н ПРАЙС: Мы начнем с Кайли Этвуд из CNN.

ВОПРОС: Здравствуйте.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Здравствуйте, Кайли.

ВОПРОС: Спасибо, г-н госсекретарь, за проведение этого мероприятия. Я хочу начать с вопроса о Гаити. Специальный посланник по Гаити Дэниел Фут подал в отставку сегодня утром или на этой неделе, и он сказал, что администрация Байдена приняла “бесчеловечное…решение о депортации…гаитянских беженцев” и проводит “глубоко ошибочную” политику США в отношении Гаити. Хотелось бы знать, беседовали ли вы с ним перед тем, как принять его отставку, и считаете ли вы гуманным депортировать гаитянских мигрантов, учитывая, что семьи, приезжающие в США в поисках убежища, должны иметь законные основания для пребывания здесь, в Соединенных Штатах.

И затем у меня есть второй вопрос более широкого плана: в последнее время было очень много критики в адрес администрации Байдена в отношении того, как она занимается многими внешнеполитическими вопросами, включая хаотичный вывод войск из Афганистана; это новое соглашение о безопасности между Австралией, США и Великобританией, которое привело в ярость французов; пограничный кризис; беженцы из Гаити; остановленные переговоры по иранской сделке. Похоже, что администрация допустила ошибки в решении многих из этих проблем. И каков ваш ответ на это?

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Спасибо, Кайли. Итак, начиная с Гаити, сначала позвольте мне сказать следующее: я хочу поблагодарить Дэна Фута за его службу, за его многолетнюю службу. И вы слышали о разногласиях, которые у него были с администрацией по политике в отношении Гаити, но я должен сказать, что ценю страсть, которую он привнес в эту роль, страсть, которую он привнес в свою работу. И я думаю, что мы действительно сходимся во мнении о фундаментальной необходимости поддержки гаитянского народа, укрепления демократии Гаити.

Дело в том, что по Гаити было проведено несколько бесед на высоком уровне, в ходе которых все предложения, в том числе выдвинутые Специальным посланником Футом, были полностью рассмотрены в рамках тщательного и прозрачного процесса. И, в конечном счете, роль кабинета президента США, роль его советников состоит в том, чтобы предоставлять ему самые лучшие советы. Мы не игнорируем идеи, мы их изучаем, мы их рассматриваем. Но у нас есть процесс выработки политики, и в нашем случае он очень инклюзивный, но в конечном счете он предназначен для того, чтобы решить, какие идеи будут эффективными в продвижении нашей повестки дня, чтобы дать рекомендации президенту, и, при необходимости, решение принимает президент.

При этом неизбежно возникают разногласия. Люди придерживаются твердых взглядов практически по каждому вопросу, с которым мы сталкиваемся, и особенно когда это вопрос, который вызывает сильные эмоции, как в случае с Гаити. Уровень отчаяния среди мигрантов не может не влиять на всех нас сильным образом. И поэтому я действительно понимаю страсть, которая связана с этим, и я понимаю страсть Дэна.

Но именно поэтому как на личном, так и на институциональном уровне мы стремимся делать все возможное, чтобы поддержать народ Гаити сейчас и в будущем. У нас есть замечательный посол в Порт-о-Пренсе, Мишель Сисон. Я рад сообщить, что у нас есть недавно утвержденный в должности помощник государственного секретаря по делам Западного полушария Брайан Николс, который отправится на Гаити, и вместе с Послом Сисон помощник госсекретаря Николс будет руководить нашими усилиями, наряду с замечательной работой, выполняемой Агентством США по международному развитию во главе с администратором Пауэр и ее командой.

Так что это во многом является основным направлением наших усилий. Я бы добавил – и, очевидно, что по некоторым из этих вопросов я советую вам обратиться к другим коллегам, в том числе в Министерстве внутренней безопасности США, – но одно из очень печальных событий, которые мы наблюдали, заключается в том, что различными способами и в разных местах некоторые люди дезинформируют гаитян, будь то находящихся на Гаити или проживающих в других странах, что они могут приехать в Соединенные Штаты и остаться в США из-за временного защищенного статуса, который был предоставлен несколько месяцев назад гаитянам, которые уже здесь находились.

И эта дезинформация чрезвычайно нежелательна, потому что она заставляет людей совершать очень опасные путешествия, подвергать себя опасности, подвергать себя дальнейшему воздействию COVID-19, среди прочего, основываясь на ошибочной информации о том, что они могут приехать и остаться. Поэтому мы очень усердно ведем разъяснительную работу, помимо того, чтобы заботиться о гаитянах, чтобы люди понимали, что они не могут этого делать.

Второй, более широкий вопрос. Мы могли бы долго обсуждать каждую конкретную деталь, которую вы упомянули. Но то, что я услышал здесь на этой неделе, особенно после выступления президента, было очень сильным и почти общим мнением всех, с кем я беседовал. Они говорили об их признательности и поддержке видения, которое президент Байден выдвинул в выступлении перед Генеральной Ассамблеей: Соединенные Штаты, которые полны решимости тесно сотрудничать с другими странами; Соединенные Штаты, которые понимают, что ни одна из серьезных проблем и вызовов, с которыми мы сталкиваемся, с которыми сталкиваются наши граждане – те, о которых мы говорили, от COVID до климата и разрушительного воздействия новых технологий, – ни одна из них не может быть решена кем-либо из нас в одиночку, включая США; что мы придаем большое значение сотрудничеству с другими, и мы придаем большое значение дипломатии. И тот акцент, внимание, которое он уделяет борьбе с COVID-19 и борьбе с изменением климата, нашли отклик по всему этому учреждению. То же можно сказать и об акценте, который президент сделал на многосторонности и на защите прав человека и демократии, и напоминании всем нам, что в основе этой системы, которую мы все утвердили, находятся люди, отдельные лица, а не только государства.

Итак, как я уже сказал, мы можем обсуждать каждый из этих вопросов, но я должен вам сообщить, что то, что я слышал последние пару дней в ответ на речь президента и направление, в котором он нас ведет, было чрезвычайно позитивным и чрезвычайно поддерживающим США.

ВОПРОС: Г-н госсекретарь –

Г-Н ПРАЙС: Кайли, нам нужно двигаться дальше. Прошу прощения. Вероник Ле Биллон.

ВОПРОС: Спасибо, что дали мне слово. Итак, сегодня утром вы встретились с министром иностранных дел Жан-Ивом Ле Дрианом, чтобы обсудить кризис. Французский министр сказал, что прекращение кризиса, я цитирую, потребует времени и действий. Не могли бы вы высказаться более конкретно? Извините. Какие конкретные действия вы обсуждали и могли бы предпринять в ближайшие месяцы в общих интересах?

А также вопрос об Индии. “Четверка” собирается завтра, и Нарендра Моди и Эммануэль Макрон провели беседу несколько дней назад, и у них, как вы знаете, довольно широкое партнерство. А вы бы приветствовали альянс этих двух стран в создании ядерных подводных лодок? Спасибо.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Спасибо. Отмечу пару моментов. Во-первых, и в целом, как я отметил, сейчас мы работаем по поручению президента Макрона и президента Байдена над организацией обстоятельных консультаций по ряду вопросов, продвигаясь вперед в очень практических направлениях к углублению сотрудничества и координации между нашими странами, которые уже на протяжении многих лет носят чрезвычайно тесный характер во многих отношениях, но мы можем делать больше, и мы можем добиться большего.

Я считаю, что мы всячески приветствуем европейское участие и французское участие и лидерство в Индо-Тихоокеанском регионе, и этот момент заслуживает особого внимания. Мы однозначно приветствуем стратегию Европейского союза в Индо-Тихоокеанском регионе, которая была опубликована несколько дней назад, в разработке которой Франция сыграла ведущую роль. В ближайшие месяцы мы собираемся опубликовать нашу собственную обновленную стратегию. В ней будут учитываться действия, предпринятые Европейским союзом при очень активном участии Франции. Именно поэтому мы стремимся к углублению нашего сотрудничества и взаимодействия в Индо-Тихоокеанском регионе, помимо прочего. Существует много способов этого добиться.

Аналогичным образом, мы уже боремся с терроризмом в рамках невероятно тесного сотрудничества в Сахеле. Кроме того, всего несколько дней назад Франция уничтожила высокопоставленного лидера террористов, который угрожал обеим нашим странам. Это стало очень важным и значительным событием, которое вписывается в усилия Франции, прилагаемые на ежедневной основе, по обеспечению нашей безопасности в Сахеле при решительной поддержке и сотрудничестве со стороны Соединенных Штатов. Мы рассмотрим способы достигнуть еще большего в Сахеле.

И, конечно, мы будем говорить о трансатлантической безопасности и европейской безопасности. Мы всячески поддерживаем решительные действия Франции, которые привели к укреплению европейской безопасности и необходимой обороноспособности, увеличению оборонных бюджетов, – конечно, в соответствии с требованиями НАТО. Это замечательно, и наращивание данного потенциала полностью соответствует нашим интересам и интересам Европы. Мы приветствуем работу, лидерство, проявленное Францией, которое президент Макрон также продемонстрировал в рамках этих усилий. Без сомнения мы будем обсуждать все эти вопросы, так же как и нашу деятельность в других регионах мира, где нас объединяют значительные общие интересы.

Я воздержусь от прогнозов, но позвольте мне сказать, что и Франция, и Соединенные Штаты очень сильно заинтересованы в еще большем укреплении отношений наших стран с Индией. Мы это активно поддерживаем.

Г-Н ПРАЙС: Шон Тэндон из AFP.

ВОПРОС: Благодарю вас, г-н госсекретарь. Могу ли я задать вам вопрос об Иране? Как Вам известно, здесь выступал новый министр иностранных дел, г-н Абдоллахиян. Очевидно, что вы с ним не встречались, но, исходя из сложившегося о нем мнения у европейских лидеров, которые присутствовали на встрече с ним, считаете ли вы, что у нас есть путь к возобновлению ядерных переговоров и возрождению Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД)? Как вы считаете, когда будет слишком поздно, чтобы это сделать?

И, если можно, я бы задал вопрос по комментарию, который вы сделали ранее по теме Афганистана. Вы сказали, что предприняли согласованные усилия, чтобы не придавать талибам легитимности в случае отсутствия прогресса. Считаете ли вы, что мир поддерживает США в этом, включая такие страны, как Китай, Пакистан, и все члены П5? Спасибо.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Спасибо. Итак, несколько моментов в отношении Ирана. Наш специальный посланник по Ирану Роберт Мэлли всю неделю также был здесь. Он возвращается в Вашингтон после того, как он провел несколько очень продуктивных дней в Нью-Йорке. Мы пока не получили согласия Ирана на возвращение к переговорам в Вене. Мы всецело готовы вернуться в Вену для продолжения переговоров; вопрос заключается в том, готов ли это сделать Иран, и если да, то в какие сроки. Мы очень искренно и настойчиво стремимся использовать конструктивные дипломатические методы, чтобы вернуться к взаимному соблюдению СВПД, а также рассматривать весь диапазон предметов озабоченности, которые имеются у нас и многих других стран в отношении Ирана. Мы по-прежнему считаем, что возвращение к взаимному соблюдению соглашения отвечает нашим интересам. Это наилучший имеющийся вариант ограничения ядерной программы Ирана и создания платформы для решения вопросом, связанных с другими дестабилизирующими действиями иранского режима.

Однако, как я недавно уже многократно говорил, у нас не всегда будет существовать возможность вернуться к взаимному соблюдению сделки. Проблема сейчас заключается в том, что с каждым днем, по мере того как Иран продолжает предпринимать действия, не соответствующие соглашению, – в частности, Иран наращивает запасы высокообогащенного урана до 20 процентов, даже до 60 процентов, и вводит в эксплуатацию центрифуги с более высокой скоростью вращения, – в какой-то момент мы достигнем точки, когда возвращение к взаимному соблюдению СВПД не вернет преимущества соглашения, так как ядерная программа Ирана продвинется так далеко, что ее прогресс нельзя будет обратить вспять, просто вернувшись к условиям СВПД.

Наши союзники и партнеры об этом знают и согласны с этими доводами. Вопрос в том, готов ли Иран вернуться к переговорам и принять в них конструктивное участие. Мы ждем ответа на этот вопрос.

И, извините, вторая часть вашего вопроса?

ВОПРОС: Афганистан (неразборчиво).

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Конечно. Я считаю, что существует очень сильное единство подходов и единство цели. Конечно, это говорю не только я; это отражено в резолюции Совета Безопасности ООН, которая была принята всего пару недель назад, 30 августа. Это четко отражает ожидания Совета Безопасности, когда речь заходит о поведении талибов в будущем: например, о свободе передвижения; о выполнении обязательств по недопущению использования Афганистана в качестве плацдарма для терроризма; о защите основных прав, в том числе женщин и девочек и меньшинств; о разрешении гуманитарной помощи и о защите ее доставок; и, конечно же, об обеспечении инклюзивного управления. Эти вопросы были включены в резолюцию Совета Безопасности.

Помимо этого, более ста стран четко выразили те же ожидания в отношении движения “Талибан”. Я понял практически из каждой беседы, которую я вел в различных группах либо в индивидуальном порядке, либо в разных группах стран, в том числе в Совете Безопасности, что международное сообщество в целом надеется на выполнение талибами взятых на себя обязательств.

Посмотрим, что будет. Суть в следующем: опять же, движение “Талибан” заявляет о том, что оно стремится к легитимности, стремится заручиться поддержкой международного сообщества; но его отношения с международным сообществом будут зависеть от предпринятых талибами действий. Именно за этим мы будем наблюдать: не только мы, но и Совет Безопасности, а также страны по всему миру.

Г-Н ПРАЙС: Перейдем к Барбаре Ашер.

ВОПРОС: Здравствуйте, г-н Блинкен, всего несколько дополнительных вопросов по темам, которые подняли мои коллеги.

Что касается встречи с министром иностранных дел Франции, считаете ли вы, что кризис закончился, если это можно назвать кризисом? Извинились ли вы перед ним?

И затем, по поводу Гаити, вы говорили о том, что понимаете эмоциональную реакцию г-на Фута, что можно понять, но в сообщении, в заявлении, которое было сделано, кажется, говорится о том, что выдвинутые им предложения не были уместными, что они мешают продвижению демократии, и, по сути, что он неправильно охарактеризовал обстоятельства своей отставки. У меня сложилось впечатление, что это заявление сформулировано довольно резко. Хотелось бы узнать, рассматривался ли он как какое-то препятствие, или, может, если можно так выразиться, из него сделали козла отпущения? Не могли бы вы придать этому заявлению некоторый контекст? Спасибо.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Позвольте мне сначала ответить на вторую часть вопроса.

Как я сказал минуту назад, специальный посланник Фут замечательно исправно служил своей стране в самых разных ролях. Я очень уважаю и восхищаюсь теми эмоциями, которые он вложил в эту последнюю роль, но это не означает, что предложенные им политика или подход обязательно являются правильными, или что в результате процесса, который мы проходим при принятии каждого политического решения, мы обязательно будем двигаться в направлении, которое было предложено им или еще кем-либо. Подчеркиваю, что я уважаю – очень уважаю его, его службу, его страсть, но это не значит, что мы не можем и не будем расходиться во мнениях относительно правильного подхода, правильной политики, которой нужно следовать. Вот к чему все это сводится. Он решил, что он не чувствует себя комфортно, работая на этой должности, и я уважаю это решение.

Что касается Франции и моего коллеги министра иностранных дел Ле Дриана, опять же, я думаю, что то, что я уже объяснил мой подход – и наш подход к этому вопросу. У нас существует согласованный президентом Макроном и президентом Байденом процесс углубленных консультаций, которыми мы будем руководствоваться. Мы понимаем, что это требует времени и значительных усилий, и нам нужно продемонстрировать результаты не только на словах, но и совместными действиями. Я полностью привержен этому делу. Я буду тесно сотрудничать с Жан-Ивом в предстоящие дни и недели, и уверен, что наши общие интересы настолько сильны, а ценности, которые мы разделяем, настолько непоколебимы, что мы будем двигаться вперед и проделаем конструктивную работу. Это займет некоторое время и потребует напряженной работы. Как я уже сказал, я полон решимости в этом отношении.

Г-Н ПРАЙС: Благодарим Вас, г-н госсекретарь. Всем большое спасибо.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Большое всем спасибо. Наслаждайтесь Нью-Йорком.


Для просмотра оригинала:  https://www.state.gov/secretary-antony-j-blinken-at-a-press-availability-7/

Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.

U.S. Department of State

The Lessons of 1989: Freedom and Our Future